Никита Бравцев

Никита Бравцев

Историк, специалист по истории религий и эзотерике. Оккультист-профессионал и скульптор-любитель. Ведун телеграм-канала «Хижина болотного колдуна».

Чтение эзотерической и оккультной литературы часто вызывает если не открытое осуждение, то затруднение у обывателя, мнящего себя рациональным и просвещенным человеком. Такой обычно оставляет подобное чтиво на забаву малограмотной домохозяйке или особой категории «поэтических натур». У этого мнения есть свои основания, учитывая, в действительности, тотально ширпотребный характер мистической литературы наших дней. Однако, подобный радикальный подход может сослужить медвежью услугу. Именно таким высоколобым «фи» разрушается целый мир интеллектуального удовольствия. Здесь я расскажу о двух важных представителях эзотерической литературы прошлого века и о том, как получить удовольствие от чтения их текстов.

Необходимо заранее объяснить позицию автора. На мой взгляд, само чтение подобного рода трудов организовано некорректно. И дело даже не в «градусе масонского посвящения» и прохождении нужной ступени инициации или вовлеченности самого читателя в магическую практику. Как раз те, кто занят этими практиками профессионально сами знают как и что им читать. Речь о правильной организации процесса чтения для «профана», воспринимающего всю эту мистическую макулатуру как набор практик и инструкций для ведьм и им подобных.

Дело в оптике. Только она определяет восприятие текста должным образом. Именно усвоение оккультной литературы как non-fiction тормозит и, если позволите, оскверняет работу с материалом. Но ведь это также бессмысленно как представлять алхимию наивным периодом становления современной химии! Восприятие текста как прикладной инструкции a priori заставляет подходить к нему как чему-то несостоятельному, имеющему, при этом, наглость требовать серьезного отношения. Чтение с противоположного ракурса, напротив, способно снять ограничивающие свойства «критического отношения». Кто станет писать гневные письма в академию наук, что хоббитов не существует, а авторы фэнтези дурят народ? Понятая как добротный fiction «литература магов», доставит истинное наслаждение от изощрённой интеллектуальной игры с чертовски талантливыми мистификаторами, чья биография сама по себе уже тянет на авантюрный роман, достойный пары экранизаций.


Два полюса оккультизма: “Старая Европа” Гарднера и “Мудрость тольтеков” Кастанеды

Первое что бросается в глаза при прочтении, это общий троп всех текстов подобного рода. Автор случайно или намеренно отыскивает тайную группу, манускрипт или ментора, откуда и получает сакральное знание. Иногда, как это описывается, например, у Алистера Кроули, на практика снисходит откровение, явление божества, ангела или демона. Пройдя через этап ученичества, приходит время самому стать учителем и вести адептов к истине. Типологически такой сюжет вписывается в непрерывную традицию текстов о духовном становлении и встречается как в мистических трактатах Нового времени, так и в житиях средневековых святых. Даже описания жизни античных философов, особенно неоплатонического и гностического направления, представляет собой ту же историю мистического восхождения. Первым романом-восхождением стал «Золотой осёл» Апулея, написанным еще во II веке. В нём мистическая инициация и поиск Истины оказываются целью и смыслом всего повествования.

Таким образом, залогом ценности добротного мистического трактата является наличие истории духовного совершенствования и восхождение на иной уровень Бытия. С этой точки зрения становятся очевидны заслуги Соловьева, Кроули, Гарднера, Кастанеды, Головина и Мамлеева. А также откровенное шарлатанство мадам Рерих и Блаватской, Ошо и прочих.

Остановимся на творчестве Джеральда Гарднера и Карлоса Кастанеды. Чтобы убедиться в значимости этих господ, достаточно напомнить, что они являются основателями двух крупнейших потоков new age движения. Труды Гарднера стали основой крупнейшей на данный момент синкретической неоязыческой религии Викка. А Тенсегрити Кастанеды стал целым культурным феноменом, захватившим сначала Запад, а после падения «железного занавеса» и просторы СНГ.

Эстетически работы Гарднера и Кастанеды ценны как открывшие «неколониальное» изменение new age. Гарднер обратился к прерафаэлитскому очарованию европейского, староанглийского и кельтского ведовства, словно сошедшего со страниц «Молота Ведьм». Кастанеда, в свою очередь, открыл перспективы развития латиноамериканского магизма с его причудливым переплетением народного католицизма и индейского шаманизма. 


Глашатай ведьм: Джеральд Гарднер и его исследования

Здесь, в Брикет Вуд, собирался шабаш Гарднера

До начала своей писательской карьеры, Джеральд Гарднер был занят административной работой в колониях, изучением фольклора и поисками себя в оккультных кругах Великобритании, где водил дружбу с широким кругом лиц, в том числе, с Самим. Основными текстами, созданными Гарднером стали «Колдовство сегодня» и «Значение колдовства» 1954 и 1959 годов соответственно. В своих трудах он заверяет читателя, что в 1939 году он был посвящён в тайный ковен ведьмовского культа в местечке Нью Форест, подробностей о котором разглашать не вправе. Вместо этого, талантливый антрополог описывает ритуалы, имеющие реальные аналоги в мифоритуальных системах народов мира. При этом, неизвестно насколько реальным было знакомство с ведьмами из Нью Фореста. Однако портреты этих женщин резко контрастируют с традиционным представлением европейского фольклора об образе ведьмы. Участники ковена щедры, добры и отзывчивы. Они много веселятся, помогают людям и живут как одна большая семья, чтущая своего Бога. Негативный образ, по мнению Гарднера ничто иное как следствие церковной пропаганды, видевшей в ведьмовском культе банальный сатанизм. Вместе с тем, по заверениям автора, рядовые клирики на местах сами зачастую были членами культа и покрывали других сторонников древней религии. Южноанглийские колдуньи помимо прочих добродетелей ещё и предельно патриотичны: на страницах «Колдовства сегодня» рассказывается, в том числе, о ритуале «Конус силы», имевшего место в 1940 году. Суть ритуала заключалась в магическом воздействии на разум самого Адольфа Гитлера с целью внушения ему невозможности осуществления морской высадки на Британские острова. Впрочем, старушки из Нью Фореста скромно приписывали себе влияние и на другие переломные моменты истории королевства. Их славные предки сорвали экспедицию Чарльза «Красавчика» Стюарта, внука низвергнутого католического короля Якова II и претендента на британский престол. Вследствие этого его шотландские сторонники потерпели сокрушительное поражение в 1746 году в битве при Каллодене. Незавидная участь постигла и Испанскую Армаду в 1588 году, что, без всякого преувеличения, определило всю последующую историю Англии. 

Помимо этого, ковены обладали широкими связями и определенным влиянием в обществе, позволяющими не только эффективно конспирировать, но и вытаскивать из тюрем пойманных культистов. Во многом, из-за своего сомнительного статуса, ведьмы изначально не приветствовали идеи Джеральда рассказать о них миру, но Гарднер убедил их в необходимости этого шага. Они согласились наконец-то объяснить людям, что они «не намерены вредить и не являются злобными извращенцами». Получив одобрение, Гарднер однако откладывал выход труда в печать до отмены британского «Колдовского Акта» 1735 года, запрещающего распространение информации о колдовстве и магических услугах. 

К слову, два последних судебных решения по этому акту были вынесены в 1944 году. В первом случае к 9 месяцам заключения была приговорена медиум Хелен Дункан, по ее словам вошедшая в общение с духом моряка. Последний раскрыл ей детали операции Королевских ВМС в Нормандии. Дело было настолько резонансным, что потребовало вмешательства премьер-министра У. Черчилля. Второй и последней осужденной, но избежавшей заключения в силу 72 - летия, стала ясновидящая Джейн Йорк. Акт был отменен в 1951 году.

Джеральд Гарднер (лунарный)Надо сказать, что попытка обрисовать европейское колдовство как организованную религию уже была предпринята ранее. К моменту увлечения Гарднера темой уже была издана весьма спорная, но от этого не менее притягательная «Арадия, или Евангелие ведьм». Трактат описывал существование культа богини Арадии, дочери Дианы, в Италии, и содержал перечень ритуалов и песнопений. Вершиной развития данной теории была работа египтолога и антрополога Маргарет Мюррей «Бог ведьм», ставшая для автора закономерным концом академической карьеры. Во многом, именно эта жертва мисс Мюррей дала силу безумному импульсу британского неоязычества, бросившегося доказывать, на основании работ профессора, свою преемственность с неолитическоим культом Великой Матери.

На волне всеобщей кельтомании, охватившей британские острова, учение Гарднера смотрелось закономерно возникшим ответом на духовные поиски национальной и творческой интеллигенции. Его мистификация не должна рассматриваться в отрыве от поэтических исканий целой плеяды отчаянных романтиков, стремившихся вернуться к природе, корням, земле, мифическому пульсу древнего Альбиона, бардам и фейри. Это отчаянное стремление уйти от индустриальной, завравшейся пуританской морали и её дряхлой культуры, выражено не только в мистической поэзии Йейтса и возрождении всевозможных «обществ друидов», но и в творчестве Роберта Грейвза, Клайва Стейплза Льюиса, Джона Рональда Руэл Толкина и других.

Сам Гарднер не отстал от своих таинственных наставниц. Покинув кроулианский орден «O.T.O.», он организовал свой личный ковен в Хардфоршире, местечко Брикет Вуд, став ведьмовским первосвященником. Радения происходили в небольшом стареньком коттедже за закрытыми дверьми. Коттедж XVI в. был куплен у друга-масона, а первыми членами стали друзья и подруги первосвященника по ложам и нудистским клубам. Амуницию для проведения церемоний также приходилось изготавливать самим, поскольку еще мудрые старушки из Нью Фореста сетовали на отсутствие специальных магазинчиков для ведьм, где можно было бы прикупить все необходимое для работы. О, как сильно все изменилось пару десятилетий спустя! Ритуалы, судя по всему, совершались нагишом, поскольку и сам Гарднер был известным сторонником «натурализма» (позже это назовут «нудизмом»), да и ведьмы-наставницы сообщили ему, что так правильнее. Ковен был основан примерно в 1946 году, и действует до сих пор. В разное время в него были вхожи многие из тех, кого позже назовут звёздами британской мистики.

Мир Гарднера тёмен, но эта тьма тепла и уютна, в ее готическом очаровании хочется заблудиться. Этот мир наполняют ведьмы и ковены, причудливая сеть заговоров и интриг, тайные ритуалы против нацистов и сторонников короля Якова. Для погружения в вересковую темень ведьмовской религии, рекомендую к прочтению текстов Гарднера параллельное прослушивание тематического альбома black-metal коллектива Old Nick ― Glittered Witchery.


Карлос Кастанеда - ученик шамана и мистификатор

Карлос Кастанеда, достигший успехаЕсли Гарднер в большей степени «документален», и его труды напоминают историческое исследование или перечень антропологических казусов, то Кастанеда, напротив, ловко избегает «высокого стиля», становясь ближе к своему читателю. Помнится, моя тетушка, от которой я и получил свой первый томик «Учения дона Хуана», отдала мне его без особого сожаления, обозвав это всё «попыткой реабилитации наркомании на просторах Родины». Трипов в книге действительно много. Описания приготовления лихих индейских зелий, и всех возможных способов их употребления, присутствуют с избытком. Но, надо сказать, в этом нет, свойственного эпохе воспевания самого процесса, или нарочитого включения этой темы в тело текста.

Кастанеда по собственным словам, как и Гарднер, угодил в ученики к могучему шаману народа яки ― дону Хуану. Не скованный принципами конспирации, индейский колдун позволил Кастанеде выписать свой образ с выдающейся четкостью. Автор представляет его как строгого наставника, мудрейшего шамана, едва ли различимого за маской старости и общего бытового уныния свойственного отнюдь не райскому положению коренных американцев. Тем не менее, именно этот могучий, немногословный старик помогает герою Карлоса услышать и увидеть хтонические силы земли: духов, ведьм, хозяев мест и растений. Дон Хуан не даёт ученику расслабиться, вместе с этим успевая враждовать с могущественной ведьмой из соседней деревни, водить стариковскую дружбу с другими колдунами и заниматься хозяйственной рутиной сельской жизни. Путь героя тернист, его одолевают сомнения и травматические переживания. Столкновение с тем, что несравнимо больше его субъектности, медленно но верно выталкивает из жизни привычные категории и установки. В определенные моменты грань между жизнью и смертью истончается. Финальное противостояние и вовсе имеет ставкой его душу. Именно этого и ждешь от романа-восхождения!

Парадокс первых двух книг Кастанеды («Учение дона Хуана» и «Путешествие в Икстлан») в том, что их абсолютно невозможно читать как non-fiction. Перед нами одно из величайших произведений латиноамериканского магического реализма. Проза Кастанеды кристально чиста и исполнена чувства любви к миру, к тому миру, что всегда был здесь, но боялся монструозного скрипа извилин Человека модерного. Кастанеда даёт своему читателю Миф, предлагает вновь очароваться миром и погрузится в мистерию первозданного дионисийства. В каком-то смысле «толтекская мистификация» стала самым наглядным приложением системы взглядов Мирча Элиаде и Карла Густава Юнга к искусству и психопрактике.

Здесь и кроестся главный парадокс кастанедовского творчества. Карлос уже при жизни и в достаточно молодом возрасте стал рок-звездой. На пике его популярности едва ли не каждый второй человек был знаком с его литературным трудом. Помимо колоссального вклада в культуру психоделики, на совесть этого проходимца стоит записать и ещё один грешок ― он стал отцом «духовного коучинга». С ростом популярности, Кастанеда стал ездить по миру, проводил лекции, семинары и ретриты. Слава и поклонницы обступили его плотной завесой, недостатка в финансах также не было. Его примеру последуют многие, куда менее талантливые и, честно говоря, откровенно неинтересные эпигоны в духе Ошо, Экхарта Толле и прочих трансёрферов реальности. Мало того, достоверность труда, сделавшего из Карлоса звезду, мягко говоря, вызывает сомнения.  Да и, на самом деле, его мистификация очевидно легко разоблачается. Неоднократно предпринимались попытки найти как самого дона Хуана, так и, хотя бы, его коллег-шаманов с аналогичной системой взглядов. То самое академическое большинство антропологов, неслышимое за тысячами голосов фанатов Кастанеды, было наконец услышано: индейцам яки не свойственна подобное мировоззрение. Чуть позже, всё-таки, будет найден некий старик по имени Хуан, слывший среди своих за колдуна, но вот незадача ― он и слыхом не слыхивал ни о каком Карлосе! И тем более никого ничему не обучал. 


Еще раз ― это обстоятельство ни в коем случае не умаляет значения творчества Кастанеды. На мой взгляд всё как раз наоборот: литература низкого качества элементарно не вызвала бы и толики этого волшебного желания быть обманутым, поверить в реальность нового мифа. В конце концов вместе со всем миром можно слегка обмануться и самому.





Книги по теме